В селе Репьевка Воронежской области началась реставрация памятника «Воинам-землякам». Мемориал посвящен репьевцам, погибшим и пропавшим без вести в годы Великой Отечественной войны

В селе Репьевка Воронежской области началась реставрация памятника «Воинам-землякам». Мемориал посвящен репьевцам, погибшим и пропавшим без вести в годы Великой Отечественной войны. На его благоустройство, в рамках подготовки к празднованию 75-летия Великой Победы, планируется потратить 2 миллиона 837 тысяч рублей. Компания «Синтез-Ойл» оказала району спонсорскую помощь, внеся свою лепту в дело реставрации монумента. Фирма-подрядчик уже демонтировала облицовку «Стены памяти», сняла таблички с фамилиями бойцов. Вскоре их обновят, а стену покроют керамогранитом. Дорожки вымостят тротуарной плиткой. Отреставрируют и скульптуру солдата, расположенную в центре композиции. Планируется, что работы будут завершены к 1 октября.

А мы, в преддверии празднования юбилейного Дня Победы, открываем цикл публикаций о подвиге репьевских женщин на войне.

«Я родом не из детства — из войны»

Эти строки красной нитью проходят сквозь судьбы девчонок, юность которых опалена войной.

Женщина и жизнь – почти слова-синонимы. Женщина призвана давать жизнь, оберегать ее. В ней самой природой заложена ненависть к убийству. Ее суть – милосердие, сострадание и самопожертвование. На самой страшной и кровопролитной войне в истории человечества будущим матерям пришлось принести другую жертву: стать солдатами. Они отнимали жизни наравне с мужчинами. Но отнимали у тех, кто пришел забрать их отцов, мужей, сыновей и дочерей, отобрать землю, на которой они выросли. Одна из героинь книги Светланы Алексиевич «У войны – не женское лицо» напишет на стенах поверженного рейхстага: «Я, Софья Кунцевич, пришла в Берлин, чтобы убить войну». Они и убивали войну. Ту, которую ощущали совсем иначе, нежели мужчины. В изувеченном теле умирающего немецкого солдата видели не поверженного врага, а несчастного человека. Где-то далеко его ждет, плача и молясь, старушка-мать. Она никогда больше не увидит сына. Он умрет на чужбине, и, может, в последний момент осознает, сколько зла сотворил. Наши женщины могли яростно сражаться с противниками, но, видя истекающего кровью паренька в фашистской форме, взваливали на плечи и тащили в перевязочные пункты. Под обстрелами, рискуя жизнью.

Женская война раскрашена совсем другими красками. Она имеет чувства, запахи. Всклокоченная земля, едкая махорка, слезы, смешанные с грязью и потом – все это запечатлелось в памяти фронтовых девушек. А еще - кровь. По признанию одной из репьевских женщин-ветеранов, даже спустя десятилетия тех страшных военных дней, ее везде преследовал тот нестерпимый запах крови, от которого «горько-горько делается во рту и тошно". Он не давал забыть о потерянных близких, утраченном здоровье и непрожитой юности. До потери сознания они трудились в тылу, выхаживали раненых в госпиталях, минировали мосты, пробирались по лесам и болотам в составе партизанских отрядов, стреляли из снайперских винтовок. А потом – учились жить обычной женской жизнью: радоваться красивому платью, танцевать под музыку. После нескольких лет, проведенных в тяжелых кирзовых сапогах, тренировались носить туфли на каблуке. Что самое поразительное, эти хрупкие девчушки, хотя и искалечены тем страшным временем, одновременно влюблены в него. Ведь именно там, посреди войны, их застала первая любовь, первые поцелуи, зародилась крепкая фронтовая дружба, которую они пронесли через всю жизнь.

Точной цифры, сколько женщин служило в Красной армии, до сих пор нет. Но исследователи говорят, что всего за годы войны в различных родах войск сражались не менее 800 тысяч девушек. За время оккупации Репьевского района немецко-фашистскими захватчиками в период с 5 июля 1942 года по 18 января 1943 года были убиты 56 мирных жителей и 388 военнопленных, попавших в окружение при отступлении. Почти девять тысяч репьевцев-фронтовиков были награждены боевыми орденами и медалями. При освобождении района погибли 374 советских воина. Значительную часть от этого числа составляют женщины. Останки бойцов, сложивших головы на репьевской земле, покоятся в четырнадцати братских могилах.

Татьяна Федосеевна Измайлова (Польникова) закончила «семилетку» в репьевском селе Бутырки. О том, что началась война, узнала в день получения аттестата. Страшное сообщение из транзистора разорвало теплый июньский воздух. Веселая и полная надежд жизнь вчерашних девчонок закончилась именно тогда. И началась другая, фронтовая. «Мы родились в суровом сорок первом…» - так может сказать любая из них.

Танин фронтовой путь начался в 1943 году в полуразрушенном войной Воронеже. Именно здесь, в составе строительно-саперной части, хрупкая девчушка принесла присягу и стала солдатом. Долгие годы после, когда она проезжала мост через Дон при въезде в Воронеж, ее сердце замирало. Могучие воды великой реки тоже помнили, как когда-то здесь вершились и ломались судьбы. Из Воронежа Татьяну и ее боевых подруг перебросили в Орел, оттуда – в Белоруссию, где тогда проходила линия фронта. Вслед за передовыми частями шли саперы. Миновали Брянск, Могилев, Гомель, Минск. Путь лежал мимо сожженных дотла деревень. Люди скрывались в лесах, в землянках. Места там лесистые, болотистые. Кругом – топи, непроходимые чащобы, бурелом. Строители–саперы, возводя линию обороны, копали траншеи, валили деревья. То был уже 1944-й год. Готовилось наступление наших войск. Надо было прорывать вражескую оборону. На 15-километровом участке сконцентрировались шесть тысяч самолетов, танки, самоходки, артиллерия, сотня тысяч бойцов. Дороги мостили из бревен прямо на болотах, на себе тащили орудия, пулеметы. И вот, 23 июня 1944 года, наконец, началось наступление. За три дня немцев существенно потеснили. Но потом наткнулись на очередную очень укрепленную линию обороны противника.

- Запомнился бой на переправе через реку Березину,- рассказывала Татьяна Федосеевна. Наши били с трех сторон. Немцы, бросая технику, отступали по переправе к Гомелю. Погибло их больше пятидесяти тысяч. Мы тоже понесли большие потери. Все было усеяно мертвыми телами. Войскам невозможно было дальше продвигаться по этой переправе. Пришлось наводить новую, ниже по течению.

Дальше было форсирование реки Западный Буг. Немцы, отступая, взорвали переправу. Но часть наших войск все же сумела закрепиться на противоположном берегу. Им было необходимо подкрепление. Эшелоны подходили к фронтовой полосе. Многие из них противник уничтожил с воздуха.

- Здесь был кромешный ад, - продолжала Татьяна Федосеевна. Горели вагоны, люди гибли в огне и под осколками, но дорогу и переправу восстановили за трое суток. Отдыхали за все время только три раза по два часа. Валились с ног от усталости. Но помощь войскам на передовой была оказана вовремя.

Впереди ждала Польша. Там саперам пришлось возводить железнодорожный тупик. И здесь, по словам ветерана, их ждала одна из самых страшных находок за все военное время. Они обнаружили два телеграфных столба с надписью «Здесь захоронены сорок тысяч советских военнопленных». Погибшие возводили в Виннице бункер для Гитлера, а потом их, как свидетелей, отравили – всех до единого. 15 февраля 1945 года советские войска вошли в Германию. На чужой территории опасности поджидали повсюду. Освободили много наших пленных. Местное население уходило в Западную Германию.

- Несколько суток почти не спали, готовясь к форсированию реки Одер. Наши войска уже были рядом, нужно было спешить. После этой наступательной операции река стала черной от крови. Путь на Берлин был открыт, - вспоминала Татьяна Федосеевна. Столица Третьего Рейха полыхала в огне. Такого скопления войск девушка не видела никогда. Шли ожесточенные бои. Немцы повсюду выбрасывали белые флаги. Через несколько дней столица Германии пала. Здесь полегло много наших воинов. Среди убитых и живых каждый искал своих земляков.

Однажды к девчатам пришел старшина и сказал просто, но торжественно:

- Девочки, пришла победа! 

И радовались, и плакали…Потом был хороший обед с фронтовыми ста граммами. А после смотрели документальный фильм о войне. Слезы катились градом, когда увидели на экране до боли знакомые места родного воронежского края. До 14 августа 1945 года были в Германии. Пожимали руки в приветствии американцам и англичанам. Как-то в роту старшина привел сержанта. Невысокий, плотного телосложения, он был в грязной гимнастерке, голова забинтована. - Девочки, - сказал старшина. – Форму этого сержанта надо привести в порядок. Он поедет в Москву для награждения. Тем сержантом был Михаил Егоров, который водрузил знамя Победы над Рейхстагом.

Война закончилась. Нужно было учиться жить дальше. Татьяна Федосеевна старалась забыть ее ужасы, сохранив в памяти только светлые воспоминания. Например, о том, как дружно тогда жили русские, украинцы, белорусы, армяне, казахи. Делили хлеб-соль, для друга готовы были снять последнюю рубашку.

В 1948 году Татьяна Федосеевна вышла замуж, вместе с супругом они воспитали двух дочерей. После войны бывший боец Польникова трудилась на торфяниках в Репьевке, а затем – в колхозе имени Энгельса. Активно участвовала в общественной жизни, была заместителем участковой избирательной комиссии. Татьяна Федосеевна прожила долгую и плодотворную жизнь. Ее не стало в 2013 году.

 

 

При подготовке публикации использованы материалы книги «Подвиг матери», изданной Воронежским региональным отделением Всероссийского общественного движения «Матери России». Благодарим за помощь в предоставлении информации Репьевскую межпоселенческую библиотеку и лично ее директора, председателя районного отделения движения «Матери России» Софью Васильевну Мукашеву.